Причины появления тюркских наемных армий

(0 голоса, среднее 0 из 5)
Н.М. Будаев
Глава из книги - "Западные тюрки в странах Востока"

История мамлюков имеет свою предисторию как на Востоке, так и на Западе. Одним из первых положили глаз на воинственных кочевников Китай, Западно-Римская империя и Персия. Из представителей кочевых тюркских народов создавались наёмные армии и дружины. Из гуннов состояла пограничная армия Китая. Наёмники из тюрков, савир и болгар участвовали в войнах персов и византийцев, причём с обеих сторон. В арабских странах это были гулямы и кулы, в Византии катафрактарии, набиравшиеся из болгар и хазар.

В эпоху средневековья дружины печенегов и тюрков служили Византии и Венгрии (С. А. Плетнёва, «Хазары», «Половцы»). В Киевской Руси это были торки, берендеи, чёрные клобуки, ковуи и «дикие» половцы, в Венгрии и Болгарии печенеги, половцы, асы, в Грузии половцы и аланы. В арабских странах из наёмных тюркских воинов были созданы дружины гулямов или кулов. Если посмотреть в корень, то мы должны задать вопрос: «что заставляло китайцев, византийцев, персов, арабов, русских и др. привлекать представителей тюркского этноса в свои воинские подразделения?» Может им было легче, дешевле и удобнее дать крестьянину вместо мотыги саблю, обучить его военному искусству, верховой езде, стрельбе из лука? Но дело в том, что подготовка профессионального воина - очень дорогое удовольствие даже для развитых стран в ХХ веке, она требует больших финансовых расходов.

История происхождения наемных легионов в странах Ближнего Востока (в хрониках «кулы», «гулямы», «куламы», «капукулари», «турушка», «кулемены», «мамлюки» или «мамулуки») представляет значительный интерес в плане изучения одной из пропущенных страниц истории тюркских народов. К сожалению до сих пор нет специальных работ, посвященных отдельным группам тюркского этноса, из которых были созданы наёмные армии на Востоке. Оторванные от родного «эля» (родины) они долгое время сохраняли свой язык и обычаи, вплоть до начала ХVI века. С распадом Золотой Орды совершился окончательный распад кумано-кыпчакского союза племен. Надо иметь в виду, что ещё до монголо-татарского нашествия кумано-кыпчаки или половцы в течение долгого пребывания в Юго-Восточной Европе консолидировались в один этнический союз с родственными им племенами булгар, хазар, аланов, печенегов, асов, торков и рядом других тюркоязычных огузских племён. Наступление Чингиз-хана совпало с началом образования западного союза половецких племён. В истории тюрков встречается множество казусов: к примеру была империя Атиллы (пусть недолговечная), но ни один тюркский народ не претендует на наследие гуннов; могущественный Хазарский каганат - первое феодальное государство на территории России, созданное тюрками, также не имеет наследников. В этот ряд можно поставить Великую Болгарию в Предкавказье, Хазарию, Дешти-кипчак. А как быть с могущественной Золотой Ордой, повлиявшей на ход всей мировой истории?

Это касается также Западного и Восточного тюркских каганатов, потерявших своих наследников на задворках истории. В таком же положении оказались наёмные армии тюрков, которые создали ксенократические государства на Ближнем Востоке. Существуют целые династии тюркских правителей: Тулуниды (IX в., Египет и Сирия), Ихшидиды (X в Египет, Сирия), с небольшими разногласиями Аюбиды (Египет, Сирия, Диарбекир, Йемен), мамлюки (Египет, Сирия 1250-1517 гг.), Расулиды (Йемен 1229-1454 гг), Династия Ануш-тегина (1077-1231гг.), Караханиды (Маверанахр и Восточный Туркестан, 992-1211гг.), Зингиды (1127-1222 гг., ал-Джазар и Сирия); Ильдегизиды (1137-1225 гг. Азербайджан), Салгуриды (1148-1270 гг., Фарс); Сельджукиды Рума (1077-1307 гг., Анатолия); Данишкимеиды (1071-1178 гг., Восточная Анатолия); Караманиды (1256-1483 гг., Центральная Анатолия); Джалаириды (1336-1432 гг., Ирак, Курдистан, Азербайджан); Сефевиды (1501-1732 гг., Иран); Газневиды (977-1186 гг., Хорасан, Афганистан и Северная Индия); Делийские Султаны (1206-1555 гг.); Туглуикиды, Халджиты, Сейиды, султаны Бенгалии (1336-1576 гг.); султаны Кашмира (1346-1549 гг.); султаны Шарки и Джайпура (1394-1479 гг.); султаны Мальвы (1401-1531 гг.); Бахминиды и их преемники (1347-1527 гг.); (Босфорт К. Э. «Мусульманские Династии»). Определить национальную принадлежность того или иного гулама или мамлюка тюркского происхождения очень сложно, виду близости тюркских языков, в особенности в средневековье. Что касается личных имён, они также имеют широкий ареал распространения в тюркском мире, лишь некоторые имена имеют свою, более устойчивую паспортизацию в том или ином тюркском народе. В данной работе мы не стремимся к абсолютизации и генерализации какого-то одного тюркского народа, из которого были сформированы «гулямы» или «мамлюки»; это часть истории всего тюркского мира (татар, крымчаков, казахов, узбеков, башкир, туркмен, карачаево-балкарцев, кумыков, ногайцев, турков и т. д.). Вместе с тем, мы не исключаем наличия определенного количества мамлюков из славян, греков, суданцев, албанцев, курдов, грузин и т. д. На основании ономастической лексики, истории языка, особенно литературного, которая тесно связана с этносом, его фольклором, мифологией и другими этнолингвогенетическими фактами, можно смело утверждать, что основное ядро мамлюков было тюркского происхождения, это подтверждается данными средневековых арабских и персидских хронистов. К сожалению, мамлюки,. некогда оторванные от основной массы тюркского этноса, остались в истории тюрок «бесхозными».
В последнее время вышло множество работ, посвященных истории мамлюков (по утверждению С. Х. Хатхо «фантастические», что кстати, не помешало ему самому выйти за грани фантастики в работе «Черкесские (адыгские) правители Египта и Сирии в XIII - XVIII веках»): «Аланы и ассы в мамлюкском Египте», посвященная осетинам, книги грузинских авторов Г. А. Бей-Маммиконяна, В. Г. Магарадзе, Ш. Кургелашвили; монография Хабжоко Шаукат Муфти «Герои и императоры в черкесской истории», и лишь в одной работе рассматривается история кипчакской династии мамлюков Египта (арабский автор Амин Аль-Холи, «Связи между Нилом и Волгой в ХI-ХIV вв.»). Таким образом, данная тема все же находится в инкубационном периоде. Это чем-то напоминает давний спор между кавказскими народами на тему «чей танец лезгинка ?». Говорят в этом споре учавствовали представители всех кавказских народов. В разгаре диспута вдруг заметили, что один единственный человек не вмешивался в дебаты – им оказался лезгин. Я не случайно привожу эту притчу в пример, поскольку история мамелюков, в первую очередь, касается кипчако-язычных народов.

История, наука о прошлом человечества, требует правдивого освещения событий. Но, как ни странно, из всех гуманитарных наук она самая лживая и запутанная. Как известно, из множества видов лжи самая труднораспознаваемая это та, которая смешана с правдой. Осознавая это, мы должны быть предельно честны в заключениях и выводах. чтобы в последствии не испытать разочарования. Любая ложь, в какие бы обличия она не рядилась, кратковременна, правда - вечна. Этносам, нациям свойственны специфические черты и ценности, которые у одних более распространенны, чем у других. Это трудно и невозможно отрицать; но эти черты не настолько уловимы, чтобы дать им количественную и качественную оценку. Надо признать их реальное существование. Наряду со многими признаками этносов (общих), существуют элементы, связанные с их материальной и духовной культурой и особенностями их коллективной психики, проявляющейся, в частности, в чертах характера, специфике ценностных ориентаций, вкусов и нормы поведения.

Эти черты определяются в образе жизни, хозяйствования и вырабатываются в течении столетий с учётом климатических и географических условий.Шумные, говорливые не выживают среди охотников суровых лесов и гор.Робкие, неловкие и смирные - среди скотоводов, степняков и горцев. Качества, нео6ходимые для сельского хозяина, земледельца - сила, выносливость, покорность переходящая в смирение. Национальный характер обусловлен историей народа, эти черты формируются столетиями. Обратите внимание: у евреев, безусловно, ценностью является всеобщая книжная грамотность, армяне и дагестанцы, из-за недостатка плодородной земли, преуспели в ремеслах. Китайцы, из-за нехватки земли, пшеницу выращивали по огородной технологии, что требует большого и кропотливого труда, естественно, там выживали (в первую очередь) усердные, дисциплинированные и. трудолюбивые, эти черты характеризуют китайский, народ. Таким образом, у разных этносов вырабатывался свой идеал характера.
У большинства народов мира первый человек, созданный богом, представлен по разному. В библейских сказаниях Адам предназначен для ухода за садом, у северных народов - охотник, у островных народов - рыбак. В эпосах и легендах тюркских народов первый человек создан как воин для искоренения зла на земле.

В свое время это отмечали арабы (в эпоху расцвета халифата): «Аллах Всевышний распределил так, что каждый народ, каждое колено, каждое поколение, каждый род преуспевает в пределах своего совершенства: китайцы в ремеслах, греки в философии и литературе, арабы сильны в каллиграфии, письме и богословии, Сасаниды в государственном устройстве, тюрки в-войнах». Согласитесь, затруднительно представить в средневековье еврея, стреляющего на полном скаку из составного лука, и бросающего аркан. С. М. Абрамзону исследование громадного материала, при перекрестной проверке древних текстов с этнографическими и фольклорными данными, позволило сделать важный вывод: «Об ошибочности представлений о древних тюрках как исконных степняках. Значительная часть тюркских племен обитала в горных и предгорных районах, богатых пастбищами. В тех случаях, когда тот или иной народ переставал кочевать, отгонное скотоводство всегда сохранялось. Кроме того, все представители тюркских народов: степняки, кочевые и оседлые, продолжали оставаться всадниками в быту, на войне, при жизни и после смерти». Это были профессиональные воины, с малолетства выросшие в седле, тренированные кавалеристы. Очень частые войны за обладание пастбищными угодьями вырабатывали у них опыт в сражениях. В мирное время для совершенствования военных навыков, устраивали облавные охоты и игры военного характера. Эти особенности жизни тюрков позволяли им наносить страшные удары земледельческим народам, значительно превосходящим их численностью.

Фахраддин говорит, что за причина славы и удачи, которая выпала на долю тюрок: «Племя, народ, когда находится среди своих, на родине, пользуется уважением, но когда они попадают на чужбину, их презирают. Но тюрки наоборот: пока они находятся среди сородичей и в своей стране, они представляют одно племя из числа других тюркских племен, они не пользуются достаточной мощью и к их помощи не прибегают. Но когда они попадают в мусульманские страны и чем дальше они находятся от своих жилищ и родных, тем больше растет их сила и они более высоко расцениваются, они становятся эмирами и сипехсаларами». (А. Гумилев, «Древние тюрки» стр 149).
Весьма интересны данные историка Персии Раванди, очевидца многих событий (1192-1196 гг.): «Слава Аллаху, в землях Арабов, Персов, Византийцев и Русов последнее слово принадлежит тюркам, страх перед саблями которых прочно живёт в их сердцах». Арабские воины, впервые встретившись с тюрками, были поражены их бесстрашием, воинским искусством и несгибаемостью. Это отмечает известный востоковед В. В. Бартольд: «Арабы в соприкосновении с тюрками от наступления перешли к обороне» (Соч. II ч. 1, стр 24).
Историк XIII века Ибн-ал-Ибри, подводя черту, описывает тюрков так: «Что касается тюрков, это многочисленный народ, главное их преимущество заключается в военном искусстве и изготовлении орудий войны. Они искусней всех в верховой езде и самые ловкие в нанесении колющих и рубящих ударов и стрельбе из лука».

Историк ал-Джахиз: «Их недостатки и причина их страданий - тоска по родине, стремление к странствиям, страсть к набегам, влечение к грабежам и сильная привязанность к своим обычаям. Они хуже относятся к тому, кто не знает об их правах. И когда поставили их в одинаковое положение с другими воинами, они не захотели быть в числе всяких других, они сочли это недостойным себя и указали, что им нужно, и увидели они, что им не пристало терпеть притеснения и пребывать в безвестности». (Ф. М. Асадов, «Арабские источники о тюрках в раннем средневековье», стр. 13). Тюркские гвардии и их военоначальники служили в халифском войске в довольно раннее время. Сохранились личные имена полководцев: Хаммад ат-Турки (754-775 гг.), Мубарака ат-Турки (775-785), имена династий; военный правитель Дамаска Сул Тегин - отпрыск тюркской династии Сулидов (839 г.). В последствии из этой династии вышли два представителя средневековой арабо-мусульманской культуры: знаменитый поэт IX в. Абу Исхак ас-Сули, и известный историк Абу Бакр ас-Сули. (Бартольд, «Туркестан» стр. 60). Потомков Низак Тархана и Тугуж Шада мы видим в числе наиболее выдающихся военачальников халифа ал-Мамуна (813-833 гг.). (Джахиз, Манакиб, стр. 25). Первое отдельное использование тюркских дружин связывают с именем халифа ал-Му, тасима (817г.) при подавлении заговора Аббаса, сына ал-Мамуна. С возрастанием значения тюркской гвардии, как основы военной мощи государства, росло влияние тюркских военачальников. Так, мамлюк Ашинас был назначен смотрителем над всеми землями от «дверей дворца до крайнего округа на Западе», Итаху, другому тюркскому военачальнику, были отданы Хорасан и Синд. (Йакуби, Тарих, II, стр 439; Буниятов 1969 г. стр. 58). Одной из основных решающих причин создания первых отрядов этой гвардии было тюркское происхождение матери халифа ал-Мутасима. Тюркского происхождения была мать Аббасидского халифа ал-Муктафи, которую звали Джиджак, т. е. Чичек - «цветок». Было важно иметь в своём распоряжении воинов-чужеземцев, ничем не связанных с местным населением и не имевших корней в стране. Такие воины был преданы только халифу. Но как только эти воины обретали какие-либо материальные ценности, охраняемые законом страны, они переставали быть надёжной опорой своих властелинов. (Боксворд, 1960, стр. 42).

После смерти халифа ал-Мутаваккиля (847-861), погибшего от рук мамлюков, тюрки, по признанию арабских источников, становятся вершителями судеб государства и самих халифов (Ф. М. Асадов «Арабские источники о тюрках в раннем средневековье», стр 17.). «Они сажают на престол кого хотят, а кто им неугоден - свергают, не спрашивая мусульман и не руководствуясь верой» (там же, Табари, III, 1510). По этому поводу в арабском мире был широко распространён анекдот: «Когда астролога спросили, сколько предназначено халифу ов-Му,таззу жить и править, один из присутствующих сострил: «Столько, сколько захотят тюрки» (там же, стр 17., Рахри 241).
Когда же халифы попытались избавиться от новоявленных партнеров, время было упущено, поскольку гвардия халифов состоящая из тюрков повиновалась феодальным династиям, вышедшим из их среды. Р. А. Гусейнов приводит слова великого атабека из династии Идельгизидов Джан-Пехлевана: «Халифу наиболее приличествует заниматься хутбой и религиозными делами. Он должен оставить султану власть и управление светскими делами».

Однако скоро среди самих мамлюков начались распри, жертвами которых становились не только халифы, но и сами тюркские военачальники и султаны. В результате интриг погибли некогда всесильные мамлюки: Утамыш, Итах, Багир. Насильственной смертью умерли легендарный султан Бибарс, Кутуз, эмир Байдар, Сункур ал-Ашкар, сын Калауна ал-Малик Халил. Страницы хроник мамлюков переполнены заговорами, убийствами и междоусобными войнами, которым нет конца. Один небольшой пример. После смерти Муэеда (арабск. помощник), его сын Ахмед, младенец 1,5 лет, был посажен на коня, и в присутствии всей мамлюкской элиты был провозглашен султаном. Но атабеки, воспитатели султана, Алтунбуга и Татар поссорились, в результате Татар убил Алтунбугу и приказал казнить всех, кто был верен дому Муаеда. Сместив Ахмеда, Татар сам занял трон. Но вскоре и он умирает при загадочных обстоятельствах, через три месяца. В борьбу за престол вступают эмир Барсбай, управляющий султанским двором, и атабек (регент) Джанибек. Эмир Барсбай сумел подавить оппозицию и занять престол.
По сведениям Джахиза, ядро тюркской гвардии, складывавшееся вокруг ал-Мутасима, состояло из рабов, купленных внутри страны или специально вывезенных из пограничных с тюрками районов. Термин «мамлюк» на арабском языке - раб, синоним «абд», в отличии от которого не употребляется в переносном смысле (как, например, «раб божий»). С IX века употребляется как синоним слова «гулам, гулям» (юноша, раб, воин) (Х. Хатхо, стр. 16). Чтобы в точности раскрыть смысл слов «мамлюк, гулам, кулам, гулям», мы должны опираться на язык, которым владели мамлюки. В предыдущей главе мы упомянули, что многие мамлюки, даже султаны и эмиры, не знали арабского языка (засвидетельствованные хронистами Бибарс, Калаун и др.). Когда, например, потребовалось вести переговоры с восставшими сторонниками военачальника Багира, к ним пришлось направлять только тех парламентариев, которые знали тюркский язык (Табари, III, 1539). Достаточно полно свидетельствуют об этой эпохе создание мамлюко-тюркско-арабского словаря в Египте, и личные имена мамлюков, которые включены в реестр тюркского именослова. Важно разобраться в одной детали: почему арабы не употребляли слово мамлук - «раб», как его синоним «абд» и что способствовало замене термина «гулам» на «мамлук»? При первых контактах арабы не очень владели тонкостями тюркского языка. «Кул» в тюркских языках имеет два значения: первое - кул, гул - раб; с прибавлением аффикса образуется омоним кулаш, куллан, гулан, хулан - служить, служба, кулух, кулух, гулук -половецкое «служить, служба» (Глоссарий «Документы на половецком языке в ХVI веке», стр. 412) къулукъчу - служащий (карач.-балкарский язык); гулук - служба, должность, в огузских языках гулам.
Это отмечали многие исследователи. Л. Гумилёв считает: «Адекватно ли мы переводим слово «кул» как раб, хотя оно несомненно отражает определённую зависимость? Не случайно, что китайцы эквивалентом слова «кул» считали «вассал» в переводе Н. Я. Бичурина, а Ст. Жюльен - подданный». (Древние тюрки, стр. 54).
Таким образом, арабы поняли его одно значение, это касается и средневековой Грузии, где личная гвардия царя Давида называлась «мона-спа» (войско из рабов), калькированный перевод с тюркского. В истории Арабского халифата существуют единичные примеры применения рабов для войны. В 737 году наместник Абдаллах вооружил рабов и обещал им свободу, если они будут сражаться против тюрков (Ф. М. Асадов, «Арабские источники о тюрках», стр. 14). «В классовом обществе нигде и никогда армия из рабов не состояла и не могла состоять. Война всегда была привилегией свободных» (там же, стр. 14. Новосельцев). Трудно представить хана Атрака, царского фаворита, родственника Давида, рабом, как и его гвардию. Отца Махмуда Газневи звали Себук Тегин, где «тегин» - принц указывает, на то что он принадлежал к феодальному сословию. Смысл становится ясным, если знать значение слова «гулам, гулям, кулам» - служащий, наёмник. Что же касается слова «мамлук», то, как трактует издание «Ислам» (Энциклопедический словарь, мамлук - «тот, кем владеют».) Французский путешественник герцог Гаркур писал: «Арабское слово мамлюк есть страдательное причастие от глагола мелк - владеть. Применённое к личности, оно означает, что он чья-нибудь собственность, другими словами «раб». (Х. Хатхо, стр. 16). Трудно поверить, чтобы регулярная армия, вершившая судьбу халифата, называла себя рабами. Теперь самое время выяснить, что надо понимать под термином «мамулук, мамлюк».
На наш взгляд, в слове мамлук (мамлюк) отчётливо виден тюркской аффикс -люк, -лук (продуктивный аффикс, который образует существительные от именных основ). В карачаево-балкарском языке маму - волк, табуированное название волка (кар. балк. русский словарь, стр. 458., М. Джуртубаев «Древние верования балкарцев и карачаевцев», стр. 35). Именование тюркских воинов «волками» имеет давнюю традицию: сравните китайскую форму «фули» (волки) - латная кавалерия тюрков. Золотая голова волка украшала знамена Атиллы, древних тюрков, половцев. Мифически «волк» связан с легендой о происхождении тюркских народов от волка. Связь с волком прослеживается в племенном названии Буруж, Бурчевичи (Бури). Многие пленные попадали в Египет в юном возрасте, их размещали в казармах при закрытых школах. Во время обучения, кроме наставников, к ним никто не имел доступа. В число воинских дисциплин входили: стрельба из лука, верховая езда, владение саблей, пикой. Преподавали воинское искусство воины-ветераны тюркской гвардии, и возможно, именно они назвали будущих гвардейцев «мамулук» - «волчата», сравните личное карачаево-балкарское имя Мамучук - «Волчонок», Бузжигит - «Серый молодец», «герой-волк, молодец волк». (М. Джуртубаев, там же. стр. 35). Хан сибирских татар Мамук - «Волк». (Х. Ю. Минегулов, стр. 72), кумыкский шамхал Албюрю - «первый Волк» (Гаджиев В. Г., «Роль России в истории Дагестана», стр. 158-159). И наконец тюркские ханы сами считали себя, по психической структуре, волками. Само происхождение царского рода «Ашина» связано с легендой о «Благородном волке». (Л. Гумилев «Тысячелетие вокруг Каспия», стр. 152). В 1117 г. в Дамаске к власти пришла ветвь Туг-тегина, Бориды или Буриды (Бори, Бури-волк). Атабек Ирана, тюркский военачальник Боз-аба (Серый волк). Борихан ад-дин Муса (Бори-волк), Ибрахим Бори-тегин. Как известно, на центральном Кавказе находилась страна асов, которыми предводительствовали Бурихан и Буриберди (Бури-волк). Не исключена и другая этимология данного слова. Но абсолютно известно и подтверждено фактами, что появление термина «мамлюк» связано с появлением тюркских дружин на Востоке, в частности в Египте и Сирии в XII-XIII вв. Суммируя изложенное, мы должны учитывать, что мамлюки, став властителями государства, должны были предать забвению своё название «гуламы», «куламы», если оно имело смысл раб, или заменить его другим, более соответствующим их рангу и положению.

«Тюрки,-пишет Л. Гумилёв, были не теми людьми, которых легко использовать. В 861 г. они убили халифа Мутаваккиля, а затем за девять лет - четырёх его преемников при полном равнодушии населения Багдада».
События в Багдаде показали, что иметь воинов одного этнического состава было опасно, они легко могли захватить власть. Египетский халиф Фатимид Мунтасир (1036-1094 гг.) развил бурную деятельность, скупая «тюркских» пленников, но покупали и суданских негров, для поддержания равновесия сил. В 1062 г. тюрки, поссорившись с неграми, разгромили их в Египте. Нельзя считать, что в средние века арабы оказались на положении бесправного населения. От воинов-наёмников, а также купленных пленных рабов мусульмане требовали одного - смены веры. Тюрки были предрасположены к единобожию, требовалось одно - верховного бога Тенгри надо было называть Аллахом. Данное условие они охотно выполняли, после чего перед ними не оказывалось никаких препятствий для достижения высоких постов. Абу ал-Ала Ибн Хассул в книге «О превосходстве тюрков над другими воинами» пишет: «Тюрки в своей службе никогда не падают так низко, как другие невольники, принуждённые в плену подметать пол, и делать другую работу. В отличие от того, какими мы видим индийцев, румийцев, армян, или других рабов, невольничье положение тюрков всегда имело ограниченную силу и определённые пределы. Избавившись от оков, тюрок не будет чувствовать себя удовлетворённым, пока не станет во главе войска, или удостоится быть хаджибом, либо командиром крупного отряда и влиятельным военачальником в войске. Это не свойственно Хоросану, хотя эта земля граничит с их страной, но это наблюдается, например в Египте, стране, которая является наиболее отдалённой от их родины, а также наиболее чуждой им по речи и языку» (М. Асадов, стр. 112). Историю происхождения воинских формирований тюрок на Ближнем Востоке можно и нужно разделить на 3 периода: ранний, (VIII-Х вв.), средний (Х-ХIII вв.) и поздний (с ХIII-ХVI вв). Арабы имели контакты с тюрками до начала эпохи великих завоеваний. В арабской исторической литературе наиболее ранними упоминаниями тюрок следует считать сохранившееся у ат-Табари сообщение о том, что в канун «окопной войны пророк Мухаммад отдыхал в каком-то «тюркском шатре» (М. Асадов, стр. 21). В первых столкновениях праведные халифы давали соответствующие наставления. Умар ал-Хатаб (634-649): «Тюрков в погоне невозможно настичь, и богатой добычи у них не возьмёшь». Он же: «Если ранили вы тюрка, отрубите ему голову, ибо они возвращаются с порога смерти, а как вернутся, так станут еще непримиримее через вас же, а не сами по себе» (Ибн ал-Раких, Месхидская рукопись). Одно из первых упоминаний северокавказских тюрок мы находим в рассказе из жизни халифа Муавии (661-685 гг.): «Сказал Нуаим, ссылаясь на Ибн Зул-Кала, который сказал: «Муавия, прочитав почту от наместника Армении, сказал: «Пиши ответ на его письмо... Ты говоришь, что тюрки совершили набег на твои земли и захватили добычу, а ты послал в погоню за ними людей, и они вернули захваченное. Говорю тебе, не раздражай их ни- чем, не отбирай у них обратно ничего, как если бы потеряла тебя мать в детстве и нечем было бы возместить утрату: слышал я, как говорил посланник Аллаха, да благословит его Аллах и приветствует: «Они доберутся до родины наших предков» (там же). Первые контакты арабов и тюрок происходили на полях сражений. Арабы, будучи сами кочевниками, столкнулись с ещё более грозными степняками. Поэтому первые высказывания арабов, засвидетельствованные в хрониках, не отличаются оптимизмом: «Арабы страшились тюрков не только в настоящем, но и связывали с ними мрачные предсказания своего будущего» (Асадов, стр. 22). Ислам тюркам не насаждали саблями, они приняли его добровольно в отличие от персов, курдов, индийцев. Умеренная пассионарность тюрков казалась арабам панацеей. Эти грубоватые скотоводы спасли мусульманскую культуру от насилия крестоносцев, загнали греков за Босфор, остановили продвижение чингизидов на Ближний Восток. Одним из недостатков тюркского этноса, о котором знали их соседи (Византия, Китай) и умело пользовались этим, как показывает история, являлась их внутренняя вражда. Пик раздоров пришелся на XIV в. Тимур, Баязет и Тохтамыш начали войну, подстрекаемые Римом и Византией. Вероятно, этническая карта Европы выглядела бы иначе, при условии, что три сильнейших государства того времени заключили бы мир между собой.

В начале Х века тюркские гулямы (при Фатимидах) практически взяли всю власть в свои руки. «Арабы не только в Египте, но и во всём халифате уступили позиции тюркам и превращались из воинов и правителей в поэтов, учёных и купцов» (Л. Гумилев «Тысячелетие вокруг Каспия», стр. 234).
Служебная карьера мамлюков (гулямов) во многом зависела от личных способностей воинов. В качестве примера продвижения по служебной лестнице вольноотпущенного воина можно привести автобиографию основателя династии Ильдегиза.
В XII в. Ильдегиз, тюрок выходец из Дешт-и-кипчака был куплен на рынке в Дербенте. Военную карьеру он начал рядовым гулямом у сельджукского визира Абу-Талиба ал-Камала ас-Сумайрами. После смерти последнего в 1122 г., он попал ко двору первого иракского султана Махмуда (1118-1131 гг.), а в дальнейшем служил у его преемников. Судя по фактам биографии Ильдегиза, пишет Р. А. Гусейнов, можно заключить, что он прошел все эти этапы придворной и военной службы, обычной для дворцовых мамлюков. Эта категория служивых проходила, согласно «Сиасет-наме», восьмилетнюю подготовку. В первый год мамлюк был пехотинцем и ходил в свите, одетый в каба из зинданичи, на второй год, получив тюркского коня, он уже становился всадником; на третьем году мамлюк получал меч-караджур; на четвертом -имел право на ношение налучья и колчана; на пятый - ему давали лучшее седло, узду со звездами, каба из дарош, булаву (токмак), которую он вешал на кольцо; на шестой год мамлюк получал одежду анван, на седьмой - ему присваивали чин ведающего одеждой государя; на восьмой - он уже висак-баши, имеющий палатку (висак), черный войлочный головной убор, расшитый серебром, каба из гянджинской ткани. Восьмилетний срок был первой ступенью обучения и службы, на следующем этапе мамлюк мог получить чин хейль-баши, хаджиба, атабека и амира, стать военачальником или наместником области. Положение мамлюкского института о рангах имело свои специфические черты, характерные для каждого региона от Инда до Нила, со всеми присущими восточному феодализму особенностями, как одноступенчатость вассалитета и сюзеренитета, доминирования индивидуальной собственности на землю, господства институтов и атабеков, удельной системой управления и т. д. Масуди правомерно считают арабским Геродотом, он много путешествовал, тщательно изучил то, что видел собственными глазами, и слышал от осведомленных людей. Сведения, приводимые им о тюркских племенах, носят разрозненный отрывочный характер. Он считает их одним из семи «древних народов», хотя они не внесли вклад в развитие какой-либо одной из сторон мировой цивилизации. Однако он считал, что тюрки - лучшие воины, благодаря чему их роль в общественно-политической жизни халифата весьма высока. Масуди также отмечает, что современные ему тюркские племена разобщены, однако в прошлом они образовывали единые мощные государства во главе с каганами (Д. В. Микульский, ук. р. стр. 108).
Джавахарлал Неру в книге «Взгляд на всемирную историю», отмечал, что тюрки не создали свою цивилизацию, подобно китайцам, индусам или иракцам, у них была другая роль - «они олицетворяли военную доблесть Азии».
Мусульманские исторические источники раннего периода тщательно отделяют от тюрок в халифских армиях людей из Шаша, Уструшаны, Ферганы и Ирана. Слово «хазар» встречается на сто лет раньше, чем «тюрок». Затем появляется «турк ал-гуз». Профессор Вернет из Барселоны, разъясняет «что тюрок использовали во вспомогательных войсках в Испании и Магрибе в XIV веке и что в Фесе был даже квартал, называемый их именем». («Мусульманский мир» стр. 40).
В документах Каирской генизы (950-1150 г.), еврейской общины Египта, есть еще одно упоминание о тюрках, характеризующее их как людей очень воинственных. (там же, стр. 41)

Знаменитые персидские «царские зерцала», например Кай Кауса и Назам ал-Мулка, особо подчеркивают значения тюркских отрядов как опоры деспотической власти правителей. (там же, стр. 25).

Захват тюрками военной власти и их растущие притязания на власть политическую совпадали с ослаблением влияния халифов. К. Э. Босворт отмечает «Независимые провинциальные, арабские или иранские правители следовали общей тенденции эпохи в военной организации и строили свои армии вокруг правления саманидского эмира Исмаила (892-907) командующий тюркской армией был раб-тюрок». (там же, стр. 26)

На западе тюркские военачальники Ахад Тулун и Мухамад Тугдж стали практически независимыми правителями Египта и Сирии. Кульминация тюркского внедрения в мусульманские области наступила в конце X века, с образованием мамлюкского султаната Газневидов, самой могущественной империи, известной на Востоке со времен распада Аббасидского халифата. Это был первый большой прорыв тюрков к власти в мусульманском мире. Босворт отмечает «тюрки создали образец правления для всех режимов, установленных тюрками в центральных и восточных частях мусульманского мира». В итоге в период до начала XI века произошло глубокое проникновение тюрок в военные и государственные институты почти всех мусульманских стран к востоку от Египта. К этому периоду так же относится продвижение сельджуков и ряда туркменских племен на Ближний Восток, и в результате, образование Великой Сельджукской империи. Бернард Льюис приводит пример из работы Ибн Халдуна «Китаб алибар», где великий историк обновляет представление о тюрках. Он дает обзор почти повсеместного господства тюрок в его время и замечает, что в период, когда безмятежная жизнь и праздность мусульман, отсутствие у них жизненных сил и мужества обрушили на их головы вторжение крестоносцев и монголо-татар, Аллах сделал Египет защитным бастионом против неверных в лице мамлюков из сильных и многочисленных тюркских племен. Более того, продолжает он, Аллах своим провидением сделал так, что волна за волной, поколение за поколением тюрки будут приходить в мусульманский мир, чтобы не дать старым привычкам к вялости и спокойной жизни снова укрепиться среди мусульман («Мусульманский мир», стр. 33).
Так оно и случилось. Движение тюрков напоминало волны - хазары, печенеги, сельджуки, кипчаки, туркмены, татары и т. д. Приверженность тюркских племен, наемников и мамлюков к суннитской ортодоксии, борьба их с еретиками-исмаилитами, ассинами, карматами, освобождение аббасидских халифов от опеки шиитов-Буидов, противостояние иссмаилитам-фатимидам, освобождение земель, захваченных крестоносцами, на фоне общего экономического расцвета в халифате способствовало оправданию господства тюрок на Ближнем Востоке. Сеид Кутб пишет: «Мамлюки, которые защищали эту землю от татар, не были арабами по происхождению, а были тюрками. Однако они выстояли перед лицом своих соплеменников, которые атаковали их. Они защищали ислам, поскольку были мусульманами, вдохновленными исламским убеждением». (Сеид Кутб, «Будущее принадлежит исламу» Москва. 1993 г. стр. 98).
Подобно багдадским халифам, Саманиды Ирана формировали свое войско из тюрок, которые со временем стали организовывать государственные перевороты. Так, в 913 г. шах Ахмат ибн Исмаил был убит тюркскими гвардейцами и на престол был возведен его восьмилетний сын Наср. В 930 году властителем Ирана стал Мардавидж. Желая показать всем, что он является истинным иранским шахин-шахом, царем царей, он приказал изготовить золотые одежды, золотой трон и корону по образцу тех, которыми пользовались Саманиды. Однако этим честолюбивым замыслам не суждено было воплотиться в жизнь. Мардавидж, как и все другие ближневосточные правители, составил свою личную гвардию из тюрков. Как отмечает Масуди, число их достигало свыше четырех тысяч, они же помогли ему захватить власть. Однако, слишком увлекшись новой ролью будущего вселенского монарха, Мардавидж не отдавал себе отчета в том, какая это грозная сила, позволяя себе подвергать унижениям не только простых воинов, но и их командиров.

Недовольство тюрок своим владыкой вылилось в то, что ряд военачальников составил против него заговор. Однажды, когда Мардавидж отправился на охоту, а затем вернувшись, вошел в баню, к нему ворвались четверо тюркских военачальников и зарубили его, после чего заговорщики перешли на службу к халифу Ради (934-940 гг.)

В. Д. Микульский отмечает: «Всевластие тюрок и растущий сепаратизм крупных феодалов привели в конце X в. к падению державы Саманидов».



 

Комментарии 

 
0 #2 КУАНЫШ 15.02.2012 19:56
Очень важная и очень нужная просветительска я работа.Особенно сейчас.когда тюрки начинают понимать кто они есть.Познают свои корни.учат детей гордиться своей великой историей.Это еще один шаг к возрождению наших народов.Спасибо автору!
Цитировать
 
 
0 #1 Нурмахан 06.03.2011 16:07
Может быть не Байбарс, а султан Бейбарс
Цитировать
 

Похожие материалы